Купить онлайн картины известных модных художников.

Продам живописные картины современных художников.

Online buy selling paintings artworks by contemporary artists.

Абстракции, авторы, акварели, акрил, арт, выставки, галереи, графика, дизайн, живопись, живописные картины, известные художники, изобразительное искусство, иллюстрации, импрессионизм, интернет, интернет галереи, интернет продажа, интернет продажа картин, искусство, картины, картины маслом, классический реализм, классическое искусство, купить, купить картины, купить картины художников, купить картины современных художников, модные художники, натюрморты, неоклассицизм, неоэкспрессионизм, онлайн, онлайн галереи, онлайн продажа, онлайн продажа картин, пастели, пейзажи, поп-арт, портреты, пост-импрессионизм, пост-модернизм, персональные сайты, примитивное искусство, продать, продать картины, продать картины художников, продать картины современных художников, реализм, скульптура, современное искусство, современные художники, сюрреализм, творчество, темпера, фото, фотографии, фотореализм, художественные галереи, художники.

Abstract, abstraction, acrylic, art, art contest, art deco, art galleries, art nouveau, artists, artworks, authors, buy, canvas, classic art, classical realism, commercial, composition, contemporary art, creativity, design, deviantart, drawings, exhibitions, expression, fashion, fine art, gallery, good art, graphics, impressionism, internet, landscapes, modern art, naturalistic, neo-expressionism, neoclassicism, new wave, oil pastels, oils, old wave, painters, paintings, pastels, photo realism, photography, photos, pictures, popart, portfolio, portraits, post-impressionism, post-modernism, primitive art, purchase,realism, sale, selling, sculpture, shopping, show, sky, still life, surrealism, tempera, traditional, visual art, watercolors.

Яндекс.Метрика

Art For You

купить живописные картины художника

Адрес: Россия, Самара, Samara, Russia


E-mail: art22you@gmail.com

Новости

09 ноября 2011

#1

.

09 ноября 2011

Два художника, два разных взгляда

В Самарском областном художественном музее с разницей в один день открылись две выставки, посвященные пейза…

09 ноября 2011

#24

   .  

11 ноября 2011

The third personal exhibition of Eduard Anikonov in Samara

 III -я персональная выставка Эдуарда Аниконова в Самаре  открылась в галерее Вавилон. Русский художник Э…

11 ноября 2011

«Культурный Альянс». Что нам это даст?

На днях Самара присоединилась к проекту «Культурный Альянс», основной целью которого является развитие куль…

11 ноября 2011

Сегодня в Самаре Ночь в музее

Сегодня, 11.11.11, в музее Алабина состоится путешествие в прошлое Самары.Гостей музея ждут пять встреч с прошлым…

12 ноября 2011

Открытие выставки Наталии Симоненко

 4 ноября, в гелерее "Вавилон" состоялось открытие личной выставки Наталии Симоненко.За годы творческой дея…

12 ноября 2011

«Беспредметность как новый реализм».

В галерее «Виктория» состоялось открытие выставки «Беспредметность как новый реализм». В экспозиции предст…

15 ноября 2011

В Самаре стартует басовый фестиваль

Завтра в самарской Опере пройдет открытие VII Международного фестиваля «Басы XXI века». Продлится он до 9 декабр…

Вернисаж. Уходящая красота. Татьяна Пудова запечатлевает в графике шедевры старинной архитектуры

 

В Доме журналиста открылась персональная выставка «Живое прошлое» члена творческого Союза художников России Татьяны Пудовой. С написанных гуашью, пастелью и тушью графических работ на зрителя смотрят уютные старинные домики и величественные особняки разных городов и сел губернии и страны.

 

Картины Татьяны Пудовой проникнуты грустью, рожденной исчезновением старой архитектуры

Фоторепортаж: Выставка «Живое прошлое» Татьяны Пудовой. Большинство работ созданы в 2011 году и выставляются впервые, хотя есть здесь и картины, знакомые посетителям прежних экспозиций Пудовой («Бахилова поляна», образы Ширяева). Пройдясь по выставке, зритель словно переносится в начало прошлого столетия и прогуливается по старой Москве, Самаре, Сергиевску, Ульяновску.

 Что бы ни показывала приверженка академизма в живописи Пудова - безвестную избушку в Ширяеве или знаковую достопримечательность (дачу Константина Головкина в Самаре, усадьбу графа Орлова в Усолье), памятники архитектуры в ее работах получаются максимально реалистичными и предстают в первозданной красоте. Убежденная в одушевленности каждого дома, Татьяна мастерски «схватывает» характер конкретного здания: особняки в ее изображении величавы, ширяевские деревянные домики на фоне гор — скромны, но по-домашнему уютны, а смотрящие из вязи древесных ветвей церкви умиротворяют. С помощью гуаши, пастели и туши Пудова придает своим образам рельефность: здания словно выступают из картин, приглашая зрителя зайти.

 В каждой работе Татьяны чувствуется любовь к архитектуре разных уголков России, но больше всего художница ценит дома старой Самары. В родном городе у Пудовой есть свои любимые места и маршрут, по которому она с удовольствием гуляет, одна или с друзьями-фотографами, — от Театральной площади к площади Революции.

 Картины Пудовой проникнуты грустью, рожденной исчезновением старой архитектуры. Для современников многие из изображенных Татьяной зданий стали символом уходящей архитектурной эпохи, обреченной на поглощение многоэтажными офисными центрами растущих мегаполисов. Но для художницы ценен каждый старенький домик, являющийся важной частью истории города, региона, страны. Об этом Татьяна и напоминает зрителю своей выставкой.

 «Старая Самара привлекает меня неповторимостью образов домов, - рассказала Пудова на открытии. - Но, к сожалению, многие из них попросту сносят и ставят новые, блочные дома. Они пусты. Самара сейчас становится стеклянной и бездушной. Мне же хочется оставить будущим поколениям образы ее прежних домов, чтобы потомки видели, какой у нас прекрасный город. Эти дома хранят судьбы людей, они не бездушные. Я понимаю, что многие из них обветшали и стали непригодны для жилья. Но если бы их можно было возродить и создать приемлемые условия для жилья, мы бы их сохранили».

 Присутствующие на открытии выставки городские старожилы согласились с Татьяной. Председатель правления Самарской региональной общественной организации «Творческий союз художников России» Олег Емельянов вручил Пудовой диплом президента Союза художников России Константина Худякова за вклад в отечественную культуру. А заместитель председателя Юрий Колесников призвал художницу отказаться от миниатюр и взяться за более крупные формы. За поздравлениями последовала неофициальная часть, во время которой Татьяна провела для гостей экскурсию по выставке.

 

Экспозиция. Между собакой и волком. В филиале Художественном музее на ул. Венцека, 55 открылась выставка «В сумерках»

  

 Экспозиция от проекта «Дилижанс», в состав которого входят молодые французские художники Эмили Пишедда и Валентин Суке, является одним из событий VII Ширяевской биеннале современного искусства. Созданная всего за пять дней, она несет в себе размышления на тему оппозиций современного мира – культурных укладов Востока и Запада, номадизма и оседлости, простой жизни примитивных народов и новейших технологий.

 

 «Мы с Эмили всегда очень любили русскую культуру, - рассказал на открытии выставки Валентин Суке. - И всегда хотели попасть в Россию, чтобы почувствовать атмосферу, в которой создавались шедевры вашей литературы, музыки. К Самаре у нас особенное отношение, ваш город восхищает нас и своей эстетикой, и радушным приемом, который нам тут оказывают. Поэтому мы очень рады вернуться сюда». Художники приехали в Самару 5 августа, и ни одного экспоната для выставки у них еще не было – была только идея, а также видео- и фотоматериалы, собранные за время многолетних странствий по миру.

Проект «В сумерках» был создан буквально за пять дней – чтобы доделать его вовремя, в последний день перед открытием экспозиции художникам пришлось буквально ночевать в залах музея. Результатом такой напряженной работы стала масштабная выставка, занявшая целых четыре зала. У входа в музей гостей встречают вывеска In the dark и изображения собаки и волка. Последнее объясняется просто – французский эквивалент русского «в сумерках» в дословном переводе будет звучать как «между собакой и волком». Смысловым центром экспозиции стали две антагонистические скульптуры-инсталляции. Первая из них, созданная из обмотанного белой тканью пианино, увешанного коврами, матрасами, коробками, уставленного сосудами и прочими предметами незатейливого быта, и увенчанная висящей над головой зрителей палаткой, призвана, по мнению авторов, символизировать примитивную кочевую жизнь, неспешные передвижения караванов по пустыне. Вторая инсталляция совсем иная - строгая, выполненная из темного дерева и металла, она навевает мысли о неких высокотехнологичных устройствах, то ли из далекого будущего, то ли принадлежащих внеземным цивилизациям, скрывающимся в глубинах холодного космоса. Еще одна крупная инсталляция – крашенный золотой краской булыжник на колесах, явно местного происхождения, увенчанный цветастым флагом – оставляет простор для самых причудливых истолкований. Остальные экспонаты выставки – фото разнообразных ситуаций, пейзажей и предметов, пойманных в объектив в Бельгии, России, Мексике, Китае. Один из залов полностью посвящен видео – здесь расположился большой экран, на котором демонстрируются записи перфомансов, проводившихся «Дилижансом» в разные годы.

«Когда мы приезжаем в страну, у нас вообще ничего нет, мы впитываем на месте информацию, которая поступает, начинаем искать материалы, - говорят о своем подходе к творчеству Эмили Пишедда и Валентин Суке. - Мы пропагандируем искусство движения и реакции. Основная тема выставки «В сумерках» - рефлексия перемещения человека в культурных границах, осознания себя в различных культурах, укладах жизни, столкновения ритуалов современной глобализованной культуры с традиционными формами жизни. Однако каждый увидит здесь что-то свое, в зависимости от его знаний, взглядов на мир, возраста, профессии».

 

Роман Коржов, организатор Ширяевской биеннале:

- Эмили Пишедда и Валентин Суке в Самару приехали не впервые – они принимали участие в предыдущей Ширяевской биеннале. Кроме того, мы работали с ними на биеннале молодого искусства в Москве, где художники представляли свою инсталляцию «Чудеса безделья». Реализация проекта, который французские художники представляют в этом году, стала возможна благодаря усилиям множества разных людей и организаций, в числе которых Самарский художественный музей, посольство Франции в России, «Альянс Франсез Самара». Всем им хочется выразить большую благодарность за то, что они помогли художественному высказыванию «В сумерках» состояться.

 

 Украинский художник Евгений Смирнов.

Черешня. 2008 год, размер 80х80, холст, масло.

Выставка. Армянский Модильяни. В «Новой галерее» открылась экспозиция работ Геворга Бабаханяна

  
 

 

 В Самаре в эти дни проходит выставка армянского живописца, известного практически по всему миру под псевдонимом Endza. Кроме его картин, в «Новой галерее» представлены ковры ручной работы, выполненные братом художника Григором Бабаханяном, а также керамика и ювелирные изделия еще нескольких армянских мастеров. Открывать свою выставку Геворг Бабаханян приехал лично.

 

 Геворг Бабаханян - красивый молодой мужчина, выглядящий гораздо моложе своих 43-х лет. Самое выразительное в его внешности — глаза, точнее, даже взгляд. Такой лучистый взгляд встречаешь у людей, которые нашли свой путь к Богу, — православных священников, пользующихся любовью и уважением прихода, монахов буддийских монастырей, «просветленных» учителей йоги. Когда-то и Endza хотел посвятить себя религии, и даже был рукоположен в священники в самом Иерусалиме. Но очень скоро понял, что его предназначение — иное. Армянское слово Endza, которое живописец выбрал в качестве псевдонима, в переводе означает «дар». «Я знаю, главное, что я получил при рождении, — это дар художника, - утверждает Геворг Бабаханян. - Когда я попаду в мир иной, Бог не спросит меня, почему я не принимал участия в каком-нибудь политическом восстании или не сделал какое-нибудь научное открытие. Он спросит: «Геворг, я дал тебе способность рисовать, как ты использовал ее?» И я стараюсь делать все, чтобы мне было что ответить на этот вопрос. Конечно, мне важно мнение людей о моей живописи, поэтому я и провожу выставки. Но я бы рисовал, даже если бы никто никогда моих картин не увидел. Свеча светит независимо от того, увидит ли кто-то ее свет. Так и художник пишет свои картины, потому что просто не может их не писать».

 Более 20 лет своей жизни Endza провел за рубежом. По признанию художника, он все время искал место, где «чувствовал бы во всем любовь». Именно этой любви он искал в Святой земле, но покинул ее с разочарованием. «Там много проблем, много вражды, я не нашел там душевного покоя, который ожидал найти», - говорит о Иерусалиме Endza. Из Израиля Геворг Бабаханян уехал в Венецию, учился там в Академии искусств, затем работал реставратором - восстанавливал фрески во Дворце Дожей. «Этот город - рай для художника, - вспоминает Endza. - Там я был очень, очень счастлив. Я просыпался каждое утро с мыслью: «Венеция, я люблю тебя». К тому же Италия — родина великого Модильяни, которого я считаю своим главным учителем». Но даже Италия не смогла вытеснить из сердца армянского мастера родину. Сейчас Геворг Бабаханян живет и работает в городе Эчмиадзин — пишет картины и руководит молодежным театром, который тоже носит название Endza.

 В самарской экспозиции представлено около 40 работ Геворга Бабаханяна, выполненых маслом. Большинство, как и полагается, - на холсте, но на некоторых проглядывают сквозь краску затейливые буквы — они написаны на листах армянских газет. Главные темы творчества Endza - Армения и детство. «В своих работах я стараюсь оставаться ребенком, - признается Геворг Бабаханян. - Ведь главное — не насколько художник профессионален, а насколько он искренен. Я вообще уверен, что взрослеть — это плохо. Надо и в сто лет видеть мир глазами пятилетнего малыша». С детскими рисунками полотна художника роднят яркие краски, незатейливые сюжеты — деревенские домики, стога в полях, портреты детей и целых армянских семейств, натюрморты с изображением полевых цветов, огурцов и баклажанов, только что пойманной в речке рыбы. Но за кажущейся простотой — невероятная глубина эстетического и философского осмысления мира.

 «Творчество Геворга - замечательный симбиоз армянской, русской и европейской культуры, - сказал на открытии выставки своего соотечественника известный архитектор Ваган Каркарьян. - Я очень рад, что самарцы получили возможность увидеть работы этого самобытного художника и большого философа». Кроме живописи Геворга Бабаханяна, в «Новой галерее» представлены изделия армянского прикладного творчества — ковры, керамика, украшения. Среди них особый интерес представляют монохромные ковры работы брата художника Григора Бабаханяна, выполненные по старинной технологии из шерсти разных пород овец без использования красителей.

 

 

 Самарская художница Анна Горбунова.

Натюрморт с лимоном. 2004 год, размер 60х50, холст, масло.

Творчество. Искусство, город и «культурная политика».  Самарские художники вышли на улицы Ульяновска

 В Ульяновске состоялась конференция «Личное высказывание в публичном пространстве», собравшая несколько известных художников и экспертов из Москвы, Самары, Франции, Нижнего Новгорода. Примечательно, что событие инициировано самарцами — художниками Романом и Нелей Коржовыми. Наш корреспондент поучаствовал в конференции и заодно понаблюдал, как в Ульяновске осуществляется «культурная модернизация».

 

 Еще одна столица

 Первое, что бросается в глаза при высадке — это огромный транспарант «Ульяновск — культурная столица». За последние годы мы много раз слышали про другую «культурную столицу» - Пермь, и вот — еще одна. Оба города в начале 2000-х участвовали в программе «Культурная столица Поволжья», инициированной в Приволжском федеральном округе по образцу действующей в ЕС уже не одно десятилетие программы «Культурная столица Европы». Более того, именно Ульяновск был стартовой площадкой программы. После ее закрытия Ульяновск и Пермь двигались во многом параллельными курсами.

 В Перми через некоторое время появился Марат Гельман, и город взял курс на то, чтобы быть принятым в программу «Культурная столица Европы» - несмотря на то, что Пермь находится далеко за пределами ЕС. Как справедливо замечали идеологи пермского проекта, принцип «не догоним — так согреемся» в данном случае работает очень хорошо, и несколькими проектами международного уровня Пермский край уже отметился.

 В Ульяновске тоже искали способы продолжить начатое. При активном участии властей региона программа «Культурная столица» была реанимирована уже на уровне СНГ. Столицами Содружества в этому году стали Ульяновск и Гомель. Повышение статуса Ульяновск отметил проведенным с большим размахом международным конгрессом «Культура как ресурс модернизации» и конкурсом «Современная культура России на территории Ульяновской области». Каждый из 20 проектов-победителей мог претендовать на финансирование - до 2 млн рублей. Одним из этих них и стал проект самарцев Нели и Романа Коржовых - фестиваль современного искусства «Улица, как музей — музей, как улица», предполагающий проведение конфереции и выставок современного искусства в музеях и на улицах города.

 

 «Когда я слышу слово «модернизация»

 «Один из вопросов, который ставит наш фестиваль, - о возможности непрерывного культурного пространства, - рассказывает Неля Коржова. - Люди привыкли встречаться с искусством только в специально отведенным местах — музеях, галереях... Получается, что городское общественное пространство перестает восприниматься как пространство человеческое. Все послания, которые считывает зритель, направлены на то, чтобы ему что-то продать или его на что-то сагитировать. Его то призывают купить сигареты, то проголосовать, то говорят ему, что курить вредно, есть вредно, пить вредно, жить вредно... Мне кажется, сейчас очень велик запрос на высказывания, которые действительно обращены к Человеку, а не к избирателю или покупателю. И поэтому с 1998 года мы инициировали несколько проектов по экспонированию современного искусства на остановках общественного транспорта. Часто художник обращается к тем же самым проблемам, с которыми сталкивается человек каждый день, но делает их материалом для свободной игры — это уже в какой-то степени освобождает».

 Фестиваль «Улица, как музей — музей, как улица» обобщил и развил опыт нескольких уличных проектов Коржовых, первый из которых был реализован в Самаре еще в 1998 году. Тогда многие горожане потратили не один десяток минут, пытаясь разгадать вывешенный на остановках «кроссворд» Антона Ольшванга, содержащий, например, такие вопросы: «новое платье подруги», «вовремя спрятанная вещь» и т.д. Теперь эта работа, как и постеры еще 35 художников, выставлены в Ульяновской областной библиотеке. А на улицах Ульяновска в сентябре появились постеры Вито Паче (Италия) , Яно Бергмана (Эстония), Юрия Альберта и Виктора Скерсиса. Так, ожидая автобус, можно увидеть в остановочной витрине огромную газетную полосу с интервью Пабло Пикассо (работа Яно Бергмана «Пикассо на Луне»), из которого следует, что Пикассо жив и в поисках новых форм искусства добрался даже до Луны. Есть и фото произведений, которые он там создал. Сами Коржовы считают, что эффект от подобных акций подобен чайной ложке марганцовки, растворяемой в бочке воды. Внесли совсем немного — но атмосфера ощутимо изменилась.

 Конференция «Личное высказывание в публичном пространстве» стала логическим продолжением фестиваля и была призвана осмыслить, зачем и какими способами искусство выходит на улицы города. Что оно может внести в жизнь людей, и как такие попытки влияют на самого художника?

 Директор Приволжского филиала государственного Центра современного искусства Анна Гор, чей доклад открывал конференцию, поставила вопрос просто и прямо: «Зачем в российском публичном пространстве нужно современное искусство?». По мысли Анны Гор, именно непонятное «простому человеку» современное искусство и может, наконец, навести российское общество на мысль о том, что публичные пространства — это не собственность государства, а именно место для того, чтобы спорить, думать, взаимодействовать.

 Правда, вырастает и давление на художника, который автоматически оказывается в ситуации, когда он «творит для всех» и, видимо, должен всем угодить. О том, как современное общество использует художника, все больше и больше ограничивая его свободу, говорил профессор Жерар Коньо, известный французский исследователь русского авангарда, автор книги «Искусство против масс». По мнению г-на Коньо, во времена СССР художник чувствовал себя свободнее, чем сейчас, потому что пространство, подлежащее цензуре, было четко очерчено. Теперь же художник подвергается не только политическому, но и экономическому давлению, он становится «производителем продукта», думающем о конкуренции, о спросе и т.д. Гость из Франции обратил внимание на название проведенного в Ульяновске конгресса: «Культура как ресурс модернизации». Уже сама фраза намекает на то, что культуру опять будут использовать — для чего? Впрочем, по его словам, для Ульяновска далеко не все потеряно - «в небольшом городе у культуры больше шансов».

 

 Выживание искусства и «финансовая логика»

 Анализу конкретных стратегий, пытающихся взаимодействовать с пространством улицы, были посвящены доклады художника Сергея Баландина, искусствоведа Анны Романовой, специалистов по стрит-арту Василия Рогозина и Кирилла Лебедева. Сергей Баландин рассказал о реализованном им в Самаре проекте «Реализм». Художник переснимал понравившиеся ему фотографии на надгробных плитах, распечатывал их и вешал на рекламных досках и остановках Самары. Обсуждение проекта быстро перешло в область этики и права. Что же касается смысла подобных действий художника, то о нем, наверное, лучше всего сказала одна из слушательниц конференции: «Не знаю, благодарить вас за это, или нет, но когда меня вдруг вырывают из суеты повседневных дел напоминанием о том, что я не вечна, это очень сильное переживание».

 Анна Романова разобрала несколько важных для российского паблик-арта работ, показав, как художник в своем творчестве трансформирует проблемы окружающего его общества.

 Совсем в другую сторону повернул разговор известный художник Дмитрий Гутов, поделившийся опытом личного участия в нескольких попытках выставить на улицах Москвы скульптуры современных художников. По его словам, прекрасные замыслы погубил не эстетический консерватизм чиновников, а разработанные в 1930-е годы правила составления сметы на художественные работы. Следуя им, в принципе невозможно выделить достаточные средства на создание, например, абстрактной скульптуры. Так «финансовая логика» отменяет эстетику.

 Что касается докладов о стрит-арте, то, глядя на иллюстративный материал, представленный Кириллом Лебедевым и Василем Рогозиным, оставалось только думать, как же далеко еще Самаре не только до Москвы, но и до Нижнего Новгорода.

 

 Прогулки по городу

 Закончилась конференция «практической частью» — уличными перформансами самарца Сергей Баландина и москвича Константина Аджера. Вероятно, многим ульяновцам запомнился человек, в холодный осенний день идущий по городу в майке с надписью «Простите меня, пожалуйста». Свое путешествие художник начал у одного вечного огня и закончил у другого. Постоял, погрел руки, пошел. Назывался перформанс «Сейчас». «Я прошу прощения не у живых людей, которые мне встречаются, а у огней, которые согревают. Там есть слова такие замечательные: «Никто не забыт, ничто не забыто». Я думаю, что каждый может на себя такую майку надеть, если он честный человек» - сказал художник местным журналистам.

 Ну а Константин Аджер превратился в уличного музыканта, играющего на саксофоне. Художник, много лет посвятивший джазовой импровизации, играл, выкладываясь на 100 процентов. Вот только звуков саксофон не издавал. По словам художника, у прохожих был выбор: либо отмахнуться от непонятного действа (как и поступило большинство), либо, глядя на музыканта, который явно не просто кривляется, а действительно играет некую музыку, попробовать услышать ее внутри себя.

 В общем, событие получилось познавательным. Интересно было и сравнить опыт Ульяновска и Самары. Сравнение это, впрочем, наводит на мысли о том, что в России всегда каша в одном регионе, а ложка в другом. В Ульяновске министерство культуры названо очень красиво и прогрессивно «Министерство искусства и культурной политики». Не первый год разворачиваются программы, проводятся конкурсы грантов, но особого развития искусства как-то не заметно. В местном Музее современного искусства в основном стоит смотреть на работы классика соцреализма Пластова. Визит одного лишь Дмитрия Гутова собрал бы в Самаре изрядное число желающих пообщаться художников, в Ульяновске же за конференцией и перформансами наблюдали лишь студенты - кажется, снятые с занятий. В Самаре не первый год «галерейный бум», но на «культурной политике» он пока сказывается мало. Да и музея современного искусства, конечно же, нет...

 

 

 Художник-живописец Алексей Попов. Самара.

Цветы у забора. 2010 год, размер 70х60, холст, масло.

Выставка. Где кончается привычное.  Художники высказались о границах — и своих, и зрительских

  

 В  галерее «Виктория» открылась еще одна выставка параллельной программы Ширяевской биеннале «STRANGE... STRANGER... STRANGEST». Она объединила работы немецких и самарских художников, работающих в стиле «контемпорари».

 

 Новый беспорядок

 Открывшись выставкой, посвященной социальным проблемам, биеннале быстро вернулась к «истокам». Две открытых в пятницу экспозиции объединяли темы номадизма (то есть кочевничества) и веселого пренебрежения любыми строгими правилами. О проекте французов Валентина Суке и Эмили Пичедда, представленном в Художественном музее, «ВК» расскажет отдельно, а сейчас сосредоточимся на том, что удалось кураторам Ханнсу Михаэлю Руппрехтеру и Владимиру Логутову сказать о Странном и Странниках в галерее «Виктория».

 Фактически выставка состоит из двух самостоятельных проектов — видеоарта немецких художников и собранных Логутовым работ самарцев (в основном это инсталляции и картины). Кураторы решили, что все работы будут выставлены без подписей и обозначения авторства — пусть произведение говорит само за себя. В лучших традициях номадизма выставка делалась быстро, и времени на содержательную синхронизацию самарской и немецкой частей экспозиции практически не было. По словам г-на Руппрехтера, принцип отбора видеоарта был простым - «все, как-то выбивающееся из каждодневного порядка». Среди 27 видео есть несколько весьма ярких — в узнаваемом немецком брутальном стиле. Запомнились, например, кадры с человеком, играющим в гольф на огромной шахматной доске. В итоге шахматные фигуры оказываются опрокинуты и растоптаны — жестокая, но правдивая иллюстрация того, что жизнь часто играет с нами совсем не по тем правилам, которые мы ей навязываем. На подобном парадоксальном смешении стратегий были построены многие работы. Таков своеобразный клип на песню In the still of the night («В тишине ночи»): черный экран периодически оживает на несколько секунд, чтобы показать руку, тянущуюся к воткнутому в розетку штепселю. Получается, что «герой» фильма «выключает» проектор, показывающий его самого.

 Вообще тема ночи и темноты обыгрывалась на многих видео — иногда весьма нестандартно. К сожалению, увидели эти работы далеко не все — короткие видео в плейлистах проекторов были перемешаны с роликами, в которых главным признаком «неформата» была, видимо, их непомерная длина. Один из проекторов почти на 40 минут оккупировала играющая на фортепиано девушка, «подпевала» которой собака, на другом экране в течение нескольких часов маршировали участники штутгартского гей-парада. Звук у фильма был отключен и усилия что-то выкрикивающих людей казались ненужными и бессмысленными, но, по словам куратора, этот эффект как раз не был запланирован. Звук просто «потерялся», и на самом деле ролик должен был наполнять галерею уличным шумом, задавая тон всей экспозиции. Вообще столкновение звуков разных видео, по словам г-на Руппрехтера, важная часть концепции, выставку можно просто слушать, как концерт. Оценить эту «музыку» могут все посетители галереи, кроме тех, кто был лишь на открытии, получившемся очень шумным из-за почти двух сотен гостей.

 В общем, немецкая часть выставки интересно перемешала разные образы странного — от традиционной «ночной» тематики до темы разрушения социальных стереотипов. Правда, чтобы как-то оценить эту работу, от зрителя требуется нешуточное терпение, которым вряд ли могли располагать пришедшие на открытие. Зато у них перед глазами был сам немецкий куратор, отлично воплощавший дух странничества и свободного отношения ко всему. В ковбойской шляпе, со стаканом в одной руке и похожим на веник букетом полевых цветов в другой, он ходил среди «припараженных» посетителей галереи как Большой Лебовски, зашедший на светский раут, излучая уверенность в том, что любое течение событий — наилучшее. «Самое великое произведение искусства — устроить хорошую вечеринку. Это старая идея древних греков», — сказал он корреспонденту «ВК».

 

 Маскировка по-самарски

 

 Самарская часть экспозиции жила в совсем другом ритме. Тут слишком долго вглядываться в работу не требовалось, зато можно было попробовать угадать, кто ее автор. Владимир Логутов постарался извлечь из ситуации «угадайки» максимум возможного, предложив художникам показать вещи, не типичные для них. Стать неузнаваемым получилось не у всех. Больше всех, пожалуй, удивил Александр Веревкин, показавший набор инструментов, состоящий из молотка, насаженного на свернутый в трубку холст, лопаты с ручкой из изогнутого баранкой сука, и топора, насаженного на веник. Дарья Емельянова оригинально трансформировала растительные темы своей живописи в инсталляции и видео. Фрол Веселый и Евгений Масленников представили огромный кулак из ржавого железа. Александр Зайцев показал фотоотчет об акции, в ходе которой он закрасил белой краской несколько покрытых граффити стен. Судя по тому, насколько лучше стали после этого выглядеть строения, говорить о том, что стрит-арт в Самаре стал искусством, еще рано. Также было несколько новых для самарского контемпорари имен – Всеволод Выводцев, Михаил Горелов, Александр Торчинов.

 Самую скандальную работу представил Илья Поляков, показавший подлинный эскиз Валентина Пурыгина (очень интересная выставка которого, кстати, проходит в Художественном музее) с подрисованными к нему зверюшками в фирменном поляковском стиле. Таким образом художник поставил Пурыгина в один ряд с Леонардо да Винчи и живописцами голландской школы, чьи работы уже подвергались подобным экспериментам современных художников.

 Знакомому с творчеством самарцев выставленные произведения могли сказать довольно много о том, как художники сами оценивают себя и что считают выходом за пределы собственных творческих стратегий. Вне этого контекста экспозиция выглядела довольно разрозненной. Уже упомянутый жестяной кулак и, например, психоделическая серия Анны Коржовой никак не помогали восприятию друг друга. Да и взятые по отдельности многие работы скорее выглядели как реплика, чем как целостное высказывание. Как будто художник намекнул, что вообще-то он мог бы сказать очень много, но сейчас, как всегда, не время.

 В общем, объединяло обе части выставки то, что во многом они были скорее демонстрацией потенциала художников или материала для самостоятельного обдумывания. Возможно, для этоого события такое естественно. Чужестранец открыл дверь, заглянул в комнату, помахал шляпой, но заходить не стал — поехали, мол, в Ширяево.

 

 Комментарии

 

Ханнс Михаэль Руппрехтер, куратор выставки:

 - Все очень просто. Главная идея — мы делаем выставку о странном, странниках. Странные объекты, скульптуры и т.д. У нас не было задачи создавать новые идеи, а была задача показать что-то , что выбивается из каждодневного порядка - и искусства, и жизни. Самое желанное направление движения во всем мире — это вернуться домой, оказаться в безопасности с семьей. Но потом рождается желание выйти из этой безопасности... Мне понравилась самарская часть выставки. Это прекрасно. Я знаю Самару 16 лет, каждый год я нахожу замечательного художника, который приедет в Штутгарт на три месяца учиться... Я не хочу быть учителем, но иногда зрители могут научиться чему-то, даже не осознавая этого. И я тоже учусь каждый раз, делая выставку.

 

 

Владимир Логутов, куратор выставки:

- Мало кто из самарских художников делал работы специально к выставке, но в этом проекте важно было, чтобы они нашли в виде эскизов у себя такие произведения, которые не вписывались в их стратегию. Например, для кого-то было необычно сделать видео или скульптуру. Что касается идеи проекта, то, как я понимаю, Ханнс Михаэль Руппрехтер до сих пор занимался Флюксусом, это его искусство, с этого он начинал, он называет себя учеником Бойса. Это классический постмодернизм. Слово strange можно по-разному переводить и по-разному понимать один и тот же перевод. Для этой выставки «странный» является дадаистским понятием, это некая сбивка, перевертыш, антиискусство. Для Руппрехтера сама жизнь есть искусство, из него постоянно исходят какие-то артефакты.

 

 

Ко… Продолжение »

Art For You

купить живописные картины художника

Адрес: Россия, Самара, Samara, Russia


E-mail: art22you@gmail.com

Free counters!
Locations of Site Visitors
Конструктор сайтов - uCoz