… нетерпение другого. Есть, конечно, художники, с которыми можно гармонично жить, общаться и создавать произведения. Но таких людей очень мало.

 - Появляются ли сегодня новые скульпторы в Самаре?

 - Если судить по выставкам, то нет. Конечно, есть учебные заведения – в Санкт-Петербурге и в Москве, которые готовят мастеров по специальности. В Самаре только выделяются часы в Архитектурной академии, но обучение это, скорее, для общего развития. Чтобы быть скульптором, нужно много работать, совершенствоваться. Чем больше ты занимаешься скульптурой, тем лучше ее понимаешь.

 - Жаль, что вся эстетика города сосредоточена в центре, а те, кто живут в спальных районах, созерцают «коробки».

 - Эти коробки в клеточку не дают образному мышлению развиваться, хотелось бы в городе ежегодно проводить симпозиумы по скульптуре в разных районах города. Так, за месяц можно сделать 10 скульптур, и сразу изменится ландшафт, появятся скульптуры в парках и скверах. Хотелось бы, чтобы самарские скульпторы получали социально-творческие заказы. Это не так дорого.

 - Когда вы поняли, что вы скульптор, и как приняли решение заняться скульптурой?

 - Наверное, тогда, когда стал учиться в художественной школе. Меня всегда притягивала пространственность этого мира, хотелось ее передать. В свое время я занимался живописью и графикой – на уровне познания.

 - Физически это сложная работа? Ведь женщин-скульпторов не так много…

 - Сложно, когда не знаешь, как. Тогда будут большие временные и физические затраты. Отвалить кусок мрамора или гранита – это просто опыт. Женщин-скульпторов я никогда не приветствовал, для них это тяжелый труд. Можно привлекать помощников, но, по-моему, для скульптора важно осознание того, что ты автор своей работы – от начала и до конца, на всех этапах создания.

 - У вас будут еще выставки в этом году?

 - Да, в Вологде с одним чеченским живописцем делаем совместную выставку. Отрадный тоже запланировал показ моих работ.

 - Есть ли у вас мечта, связанная со скульптурой?

 - Мечта – решать свои произведения только так, как я считаю нужным, создавать пространство, как я его вижу. Насыщать это пространство – сквер, парк, участок улицы – так, чтобы передать свое видение, поставить свои скульптурные формы. Идей много, они появляются чуть ли не каждый день, и сразу ты их не воплотишь, только постепенно. На все времени не хватает. Роден в свое время говорил: «Если бы все относились так же к своей профессии, как художник относится к своей работе, мир был бы краше».

 

СПРАВКА

 МЕЛЬНИКОВ Иван Иванович. Скульптор. Заслуженный художник России, член Союза художников России, действительный член Петровской Академии наук и искусств. Родился в 1954 г., окончил факультет скульптуры Казахского педагогического института имени Абая (1980-1985; г. Алма-Ата). С 1993 года живет и работает в Самаре, руководит творческой мастерской «Арта». В 1994-1998, с 2004 г. – член правления, а с 2009 г. председатель правления Самарского отделения ВТОО «СХР». В 1985-1990 гг. работал в творческих скульптурных группах в Доме творчества имени Д.Н. Кардовского (г. Переславль-Залесский, Ярославская обл.). Участник 6 скульптурных симпозиумов - в Самаре, Южноуральске, Петергофе, Дамаске (Сирия), Новокуйбышевске. В 1991 г. вместе со скульптором Д. Барр (Детройт, США) создал монументальный комплекс «Arctic arc» («Арктическая арка»), установленный на мысе Дежнева (РФ, ЧАО) и на мысе Уэллс (США, шт. Аляска). Автор памятников «Несовершеннолетним труженикам тыла в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Преподобному Сергию Радонежскому», «Небесному покровителю Самары Алексию», памятной стелы Владимиру Высоцкому и др.

 

Геннадий Бернадский. Чайка. 2010 год. Холст, масло.

 

Конструктор сайтов - uCoz